;

Неизбежное: роботы начинают и …?

Неизбежное: роботы начинают и …?

Неизбежное: роботы начинают и …?

Первый закон робототехники:

Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред.

Айзик Азимов 

Во времена моего детства подростки бредили роботами, зачитываясь Айзиком Азимовым и зная наизусть три закона робототехники. Смешно, но я до сих пор их прекрасно помню. Сегодня то, что было  фантастикой, становится реальностью.

 Еще совсем недавно робототехника казалась далеким будущим. Причем роботы нам представлялись именно так, как их описывали великие фантасты. Громоздкими железяками, обязательно с конечностями, с лампочками, проводами и тумблерами. Ну, еще были человекоподобные роботы. Они выглядели лучше и некоторые даже походили на людей.

Как так произошло, что детские фантазии вдруг стали реальностью. В какой момент фантастика мягко просочилась в нашу действительность и, в некоторых вопросах, даже уже стала обыденностью.

Разумеется, все несколько не так, как представлялось нам 30-40 лет назад. Роботы оказались совсем другими. Чаще всего то, что мы называем роботом, на самом деле является программой, неким алгоритмом. 

Вдруг оказалось, что нет никакой необходимости в том, чтобы делать роботов похожими на людей. Они и без этого прекрасно справляются с нашей работой.

И последние десятилетия все громче звучат голоса, предостерегающие человечество от последствий технологического прогресса. В чем его опасность? В том числе и в них, в роботах. И дело не в растиражированной идее, что отказавшая супермашина начнет охоту на людей (этот сюжет все-таки пока оставим фантастам). Нет нужды в таком драматичном исходе. Все куда прозаичнее и обыденнее — просто новые технологии медленно, но верно вытесняют человека с рынка труда.

Спринтерская дистанция за одно столетие

Оглянемся на историю человечества и на развитие технологий в 20 веке. Именно благодаря технологическому прогрессу мы имеем то, что имеем. До определенного момента технологии помогали человеку производить больше, лучше, дешевле. Да, на пути развития прогресса были и жертвы. Сначала исчезли миллионы рабочих мест в сельском хозяйстве. Механизация сильно облегчила непростой труд фермера, настолько, что потребность в огромном количестве работников просто отпала.

И толпы работоспособных мужчин и женщин двинулись, в прямом смысле слова, от сохи в поисках лучшей жизни.

На тот момент это не стало большой проблемой — фабрики и заводы встретили бывших сельских работяг с распростертыми объятиями.

Модернизация не обошла стороной и производство. Все больше «умных» механизмов «приходили» в цеха, способствуя росту производительности труда, а с ней и зарплат. Чем плохо? 

Конечно, часть рабочих пришлось сократить, с их работой прекрасно справлялись машины, но и это в масштабах экономики не стало большой проблемой.

Ведь у остальных выросли зарплаты, а следовательно, люди стали больше тратить. И сфера услуг расцвела пышным цветом. Рестораны, магазины, салоны красоты и такси… Вся эта инфраструктура приняла тех, кого машины потеснили из цехов.

До определенного момента развитие технологий двигало экономику вперед, сокращая затраты и способствуя повышению производительности труда. Рост производительности в свою очередь способствовал росту зарплат, зарплаты тратились, стимулируя рост производства. 

Казалось, что этот «вечный двигатель» приведет нас прямиком в светлое будущее. Но что-то забуксовало. Первые тревожные симптомы экономисты стали замечать уже в 70-х годах прошлого столетия. Неприятным сигналом стало разрушение прямой зависимости между ростом производительности труда и увеличением заработной платы. Проще говоря, работали мы все лучше, а зарплаты расти перестали. Кто же стал выгодоприобретателем роста производительности труда? Конечно, собственники, и делиться с работниками им больше не хотелось.

Машина – работник, аналитик, игрок

Постепенно и незаметно отношения человек-машина переместились из плоскости «машина — средство повышения производительности труда работника», в плоскость «машина и есть работник».

Как и почему так произошло?

Причиной стало развитие компьютерных технологий. Многие, наверно, слышали о законе Мура. О чем он? О том, что современные вычислительные мощности удваиваются каждые 18-24 месяца. Способны ли мы осознать что происходит?

Чуть больше 20 лет назад я купила свой первый компьютер, последняя модель того времени. Припоминаю, что объем жесткого диска равнялся 256 Мб. Это было достаточно громоздкая конструкция, с трудом поместившаяся под письменным столом. 

Сейчас я пишу эту статью на телефоне (что само по себе странно) с картой памяти 64 Гб, и он умещается у меня на ладони. 

Наверное, это должно поражать. Но человек так быстро привыкает к хорошему, что порой не замечает «чудес», происходящих сплошь и рядом. Компьютеры становятся все мощнее, а значит и программное обеспечение все изощреннее. Машины все больше и больше вещей начинают делать лучше, чем люди. 

В 1997 году компьютер фирмы IBM Deep Blue обыграл в шахматы чемпиона мира Гарри Каспарова. Кто-то может возразить, что компьютер все еще не умеет «думать» и поэтому ему не тягаться с человеком. А нужно ли думать компьютеру, что бы выполнять за нас большую часть работы?

После компьютера Deep Blue инженеры IBM поставили перед собой более амбициозную задачу: обыграть человека в телевизионной игре-викторине. Для компьютера эта задача несоизмеримо сложнее игры в шахматы. 

Помимо того, что массив знаний, необходимый для реализации этой задачи был практически безграничен, так и вся получаемая компьютером информация была в разных форматах. Но самым сложным было научить программу «понимать» язык, включая шутки и образные выражения.

Двадцать лучших специалистов IBM, MIT и Университета Карниги-Мелона принимали участие в разработке алгоритма для игры в телевикторину наравне с лучшими живыми игроками. 200 миллионов страниц текста, 180 тысяч подсказок из предшествующих игр, вся Wikipedia, и все это только для того, чтобы обыграть Человека. 

Было разработано более 1000 алгоритмов, каждый из которых решал отдельную задачу. И в 2011 году Watson (так назвали программу) обыграл (обыграло?) двух лучших игроков по итогам двух игр.

Какая напрасная трата денег? А вот и нет. Как ни странно, это, на первый взгляд, бессмысленная трата денег сильно изменила представление людей о том, что могут компьютеры, а что нет.

Незаменимых нет?

Сразу после викторины была запущена программа использования Watson в медицине. Компьютер занимается диагностикой на основе огромного массива данных. Ни один врач не сравниться с «доктором Watson» по способности погружаться в информацию и находить неочевидные связи, особенно если проблема находится на стыке медицинских специальностей.

И что мы имеем? Кое-какие медицинские специальности, похоже, компьютеры могут забрать себе. И человек здесь не конкурент. Уже сейчас «под угрозой» рентгенологи. Как выяснилось, машины гораздо лучше «читают» снимки, чем человек.

Даже если общество еще не готово к таким изменениям, машину можно использовать в качестве оппонента при спорных вопросах, где требуется несколько экспертных мнений.

Ожидая появления человекоподобного робота, мы пропустили гораздо более существенные изменения — прогресс в области программной автоматизации. 

Программы перестали быть простыми исполнителями. Они самообучаются, основываясь на полученных данных. Они стали задавать вопросы, демонстрируя качество, которые мы привыкли называть «любопытством».

Разумеется, это пока не интеллект в том смысле, в котором мы привыкли понимать это слово. Компьютер имеет доступ к неограниченному объему данных, а мощные вычислительные способности помогают ему находить корреляции. Совершенно не нужно анализировать причинно-следственные связи тех или иных событий (и люди этим особо не увлекаются), потому что корреляции вполне достаточно. 

«Достаточно для чего», — спросите вы? Для того, чтобы очень многие вещи делать лучше человека. Роботы могут обслуживать нас в магазинах, жарить гамбургеры, ставить диагнозы, водить машины, готовить лекарства, торговать на бирже и даже писать музыку. 

Компьютеры не просят повышения зарплаты, им не нужен отпуск, они точны и не устают. 

В 2013 году исследователи из школы Мартина при Оксфордском университете изучили 700 специальностей и пришли к выводу, что более 50% из них могут быть автоматизированы.

Вот тут и призадумаешься, чему учить детей.

Будущее

Скорее всего не будет смысла в изучении иностранных языков. Машинный синхронный перевод станет реальностью гораздо быстрее, чем мы думаем. Google совсем недавно анонсировал появление переводчика для личного общения в течении нескольких ближайших лет.

Водители, продавцы, официанты — это все профессии из группы риска. 

Юристы? Скорее всего, частично да. Исследования профессора Йельского университета Йена Айреса показали, что алгоритмы показывают результаты выше, чем люди-эксперты в соответствующих отраслях.

О медицине я уже немного рассказала. Конечно, маловероятно, что машины заменят, например, хирургов. Даже если технически это было бы возможно, человечество еще долго не будет готово к таким кардинальным изменениям. Но в качестве врача общей практики, занимающегося первичной диагностикой, алгоритм представить можно.

А что с образованием? Вопрос сложный, но и здесь новые технологии могут сильно изменить наше представление об обучении. Велика вероятность того, что on-line обучение рано или поздно заменит привычное всем очное образование. И в этой ситуации можно будет выбирать лучших преподавателей, а не только доступных (материально или географически). Можно будет выбирать курсы и учителей, а потом просто сдавать экзамены в некой специализированной компании и получать свои сертификаты и дипломы.

Надо признать, что  с таким обучение все не так просто. То, что уже есть сейчас, наглядно демонстрирует, что такая форма обучения подходит только для весьма мотивированных. В среднем только 4% записавшихся заканчивают on-line курсы. Но с другой стороны, есть ли смысл в огромном количестве выпускников второразрядных вузов, которые и друг с другом то конкурировать не в состоянии, ни то что с машинами?

Нам уготована не слишком завидная участь — конкурировать с машинами, которых нам не переплюнуть. И все бы ничего, но занимая наши рабочие места, машины оставляют нас без средств к существованию. Человек, потерявший работу, теряет вместе с ней и покупательную способность. В результате получается парадоксальная ситуация: машины делают производство эффективнее, сокращая расходы. Но даже подешевевший товар покупать может быть некому.

В связи с этим вспоминается старая байка о Генри Форде.

Как то Генри Форд показывал новые автоматизированные цеха руководителю профсоюза Уолтеру Рейтеру.

Не удержавшись от сарказма, Форд спросил Рейтера, указывая на автоматические станки:

— Интересно, как вы будете собирать с них членские взносы?

На что Рейтер тут же ответил:

— Гораздо интереснее, как вы будете им продавать ваши автомобили.

Именно поэтому проблема автоматизации — это не только проблема отдельного человека, потерявшего рабочее место, это глобальная проблема человечества, которая вполне может кардинально поменять привычные всем устои как в экономике, так и в социальной жизни.

Какие профессии сегодня под угрозой

Принцип «прилежно учись, совершенствуйся и ты обязательно найдешь работу» больше не работает. У человека во многих отраслях появился очень сильный конкурент, с которым нам трудно соперничать на «его поле».

Наверно, стоит задуматься о чисто человеческих качествах, тех, которые недоступны машинам (пока). Возможно, они укажут нам вектор, направление в ту плоскость, где человек все еще может конкурировать с машиной.

Многие ученые предполагают, что наше будущее в симбиозе с техникой. Но и у этой идеи много скептиков. Ведь алгоритм «заточен» учиться. И как только он освоит все, что знает человек, он перестанет в человеке нуждаться. Какой уж тут симбиоз?

Так какие же профессии под прицелом? Сейчас множество статей на эту тему в разных изданиях, начиная от очень специализированных и заканчивая развлекательными. Появился даже специальный сервис Will Robots Take My Job, который подсчитывает вероятность того, что вас на вашем рабочем месте заменят роботом. Если верить ему, то, например, у бухгалтеров и аудиторов практически нет шансов остаться на плаву.

Прежде всего под угрозой профессии, которые лучше всего характеризуются словом «предсказуемые». Подумайте, чем вы занимаетесь большую часть своего рабочего времени и что вы можете делать такого, что не под силу роботу.

И не относитесь к перспективе автоматизации как к чему-то из разряда далекой фантастики. Это происходит прямо сейчас. Уже существуют международные юридические фирмы, специализирующиеся на обеспечении соблюдения требований в области организации труда, трудовых отношений и безопасности при замене работников роботами, а также при эксплуатации роботов в непосредственной близости от человека.

Так что есть повод задуматься о своем будущем и будущем своих детей.

Кутняк Екатерина

 21 всего,  2 за сутки

Categories:

Tags:

Comments are closed

Свежие записи