;

Инсайдеры – вид изнутри

Инсайдеры – вид изнутри

Инсайдеры – вид изнутриИнсайдеры не ругательное слово! Нет в этом понятии негативного смысла. Любой человек в силу служебных обязанностей может получить доступ к информации, не подлежащей разглашению, о чем он будет письменно уведомлен, и затем торжественно объявлен инсайдером. 

Как только это произошло, индивид начинает нести ответственность за неразглашение полученной информации. Иными словами, каким-либо образом рассказывать то, что известно в силу должности, сотруднику категорически запрещено. Нельзя использовать данные в корыстных целях или постить в соцсетях «ради прикола» — это уже или нарушение, или преступление с ответственностью вплоть до уголовной (зависит от масштаба причиненного ущерба или размера неправедно нажитого). Таким образом получаем простую истину: нет легальных или нелегальных инсайдеров — все они легальны, однако существует неправомерное использование инсайдерской информации.

Прецеденты на российском рынке

За все время с момента принятия в 2010 году Федерального закона «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» N 224-ФЗ, было установлено два (!) факта инсайдерской торговли. Первый факт в 2011 году, тогда еще ФСФР России обнаружила и доказала неправомерное использование инсайдерской информации физическим лицом и юридическим лицом в отношении акций Концерна «Калина». Тогда внимание привлек рост котировок Концерна, предшествующий покупке контрольного пакета «Калины» компанией Unilever в лице ООО «Юнилевер Русь». Сведения анализировались более чем по 50 юридическим и 300 физическим лицам, которые имели доступ к информации. И недобросовестные инсайдеры были-таки выявлены. Объем совершенных операций составил несколько сот млн. рублей. Это был первый и единственный случай на российском рынке, когда факт использования инсайдерской информации был доказан. 

Второй прецедент случился в 2014 году с акциями ОАО «ОПИН». Банк России тогда установил, что в 2012 году информация о готовящемся предложении о выкупе акций этой компании Onexim Holdings Limited была передана представителем этой компании С.С. Горских зарубежной фирме, чьим представителем он также являлся.  Используя полученную инсайдерскую информацию компании ARDELICA LTD, FOESTA LIMITED и Onexim Holdings Limited оказались конечными выгодоприобретателями при покупке этих акций. Однако уголовная ответственность за торговлю инсайдерской информацией начала действовать с 2013 года и оснований для передачи материала проверки в правоохранительные органы не имелось. Позже,  в феврале 2015 года на сайте Банка России было опубликовано сообщение, что компания Onexim Holdings Limited предоставила исчерпывающие объяснения по покупке акций ОАО «ОПИН» в 2012 году, которые устраняют претензии к ней.

На самом деле торговля инсайдерской информацией не безобидное дело. Это нарушает механизм ценообразования на рынках и причиняет существенный вред интересам инвесторов,  подрывая доверие и ухудшая условия для торговли. 

Мировая практика

В мире уделяется большое внимание борьбе с неправомерным использованием инсайдерской информации.

В более чем в 100 странах — многих европейских странах, более чем в 80% стран с развивающейся экономикой  и в США давно приняты и действуют законы, определяющие понятия инсайдерской информации и инсайдеров, признаки манипулирования и ответственность за нарушение. К слову сказать, в США регулирующий закон принят еще в 30-е годы (Закон о фондовых биржах 1934 г. — Securities Act of 1934), а в 1988 г. в США был принят специальный Закон о наказании за инсайдерскую торговлю и мошенничество в области ценных бумаг, в котором определялись и правила для инсайдеров. На европейском уровне инсайд регулируется Директивой ЕС 1989 г. N 89/592, а с января 2003 г. Европейской комиссией были приняты Директива о проспекте, подлежащем опубликованию в случае публичной эмиссии ценных бумаг и их допуска к торгам, и Директива о злоупотреблениях на рынке. Инсайдеры – вид изнутри

 Отечественная волокита

В России только в конце 90-х годов начали разрабатывать соответствующие законопроекты. Толчком послужило обвинение Генпрокуратурой РФ (после дефолта 1998 года) некоторых банкиров в том, что они имели информацию о грядущей катастрофе и неправомерно использовали ее, избавившись от больших пакетов ГКО. До Государственной думы РФ дошел всего один из нескольких разработанных проектов закона, но и его отвергли Минэкономразвития РФ и Минфин РФ, которые не одобрили усиление полномочий ФСФР (тогда еще ФКЦБ). Прошли еще двадцать лет, на протяжении которых не возбранялось широко использовать недобросовестные практики на финансовых и товарных рынках. ФСФР России получала от организаторов торговли уведомления о нестандартных сделках, проводила проверки, отражала результаты в отчетах, но отсутствие регламентирующих документов сильно затрудняло фиксацию факта злоупотребления.

Почти восемь лет ушло на разработку проекта ныне существующего закона. Еще почти два с момента вынесения проекта ФСФР на обсуждение до его принятия Государственной думой. Вспоминается старый анекдот. «В Госдуму внесли законопроект из двух пунктов: не убей, не укради. Дума работает над поправками». Споры вызвало все, начиная с определений и понятий, до обозначения круга инсайдеров и работы СМИ, замечания и поправки вносились разными ведомствами. Но чудо случилось, и 27 июля 2010 г. Президентом России был подписан Закон «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком», а с 2011 года он вступил в силу.

Закон ставит целую систему целей: обеспечить справедливое ценообразование, равенство инвесторов, укрепить доверие к организованным рынкам и их инструментам, устанавливая нормы, направленные на предотвращение использования инсайдерской информации и манипулирования рынком. 

Закон во многом основан на зарубежном аналогичном законодательстве, но имеет более широкий охват. Если законодательство большинства стран охватывает только финансовые рынки, то 224-ФЗ распространяется на рынки товаров, ценных бумаг, иностранной валюты, договоры репо, договоры, являющиеся производными финансовыми инструментами.

Законопроект: кто такие инсайдеры по пунктам

Что же относится к инсайдерской (inside — внутреннее) информации? Если попытаться собрать в одно предложение то, что изложено на нескольких страницах законодательных актов, то это – любая, не являющаяся общедоступной информация об эмитенте и выпущенных им эмиссионных ценных бумагах и информация, которая ставит лиц, обладающих в силу своего служебного положения, трудовых обязанностей или договора, заключенного с эмитентом, такой информацией, в преимущественное положение по сравнению с другими субъектами рынка. Публичное раскрытие — это то, что отличает инсайдерскую информацию финансовых рынков от коммерческой тайны. Она охраняется от распространения достаточно короткое время, до момента ее обязательного раскрытия, чтобы обеспечить одинаковую возможность для принятия решений различными инвесторами. 

Еще одно отличие от мировой практики — отсутствие деления инсайдеров на первичных и вторичных (от него отказались в первом чтении). В рамках 224-ФЗ инсайдерами могут являться:

  • эмитенты;
  • управляющие компании;
  • хозяйствующие субъекты, занимающие доминирующее положение на рынке определенного товара;
  • организаторы торговли, клиринговые организации, а также депозитарии и кредитные организации, осуществляющие расчеты по результатам сделок, совершенных через организаторов торговли;
  • профессиональные участники рынка ценных бумаг и иные лица, осуществляющие в интересах клиентов операции с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами, получившие инсайдерскую информацию от клиентов;
  • федеральные органы исполнительной власти, исполнительные органы государственной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления и т.п.

Так же, инсайдерами становятся организации или лица, которые, на основании договоров, получают доступ к инсайдерской информации, такие как:

  • аудиторы (аудиторские организации);
  • оценщики;
  • профессиональные участники рынка ценных бумаг;
  • кредитные организации;
  • страховые организации.

И еще:

  • лица, владеющие более чем 25% голосов в высшем органе управления инсайдеров;
  • лица, которые в силу владения акциями (долями) в уставном капитале инсайдеров имеют доступ к инсайдерской информации на основании федеральных законов или учредительных документов;
  • лица, имеющие доступ к информации о направлении добровольного, обязательного или конкурирующего предложения о приобретении акций;
  • информационные агентства;
  • рейтинговые агентства;
  • члены совета директоров (наблюдательного совета), члены коллегиального исполнительного органа, лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа;
  • физические лица, которые на основании заключенных трудовых и (или) гражданско-правовых договоров имеют доступ к инсайдерской информации.

В Законе список прописан гораздо подробнее, но нас он касается только в части доступа к инсайдерской информации в процессе исполнения своих служебных обязанностей. И тут все просто. Ответственность за хранение инсайдерской информации возникает с момента, когда вам под роспись или заказным письмом вручат уведомление о включении в список инсайдеров. В этом уведомлении будут перечислены основания включения и активы, в отношении которых вы обязаны хранить информацию от разглашения. Список информации, являющейся инсайдерской, в обязательном порядке раскрыт на сайте организации и в рамках этого списка действительно возникает обязанность соблюдать сохранность информации. Таков же порядок исключения из списка инсайдеров — письменное уведомление под роспись или заказное письмо. 

Как зарабатывают на инсайде?

«Инсайдер-дилинг» (insider dealing) — торговля с незаконным использованием инсайдерской информации через третьи лица.

Примером такой торговли может быть ситуация, когда  инсайдер компании передает информацию игроку на рынке и тот совершает операции.  Такие ситуации крайне сложно выявить, и торговля инсайдом приносит хороший доход. Если раскрыть факт удается, наказание следует весьма суровое.

В сентябре 2014 в прессе появилось сообщение о приговоре к 9 годам тюремного заключения бывшего трейдера хедж-фонда SACCapital Advisors LP Мэтью Мартома за участие в самой масштабной схеме инсайдерской торговли в истории США. По данным следствия, трейдер и его коллеги заработали для хедж-фонда $275 млн., используя незаконно полученные сведения для проведения операций с акциями. Сам М. Мартом получил бонусные выплаты в размере $9,4 млн. за эти сделки. В 2008 г. М. Мартом (на тот момент портфельный менеджер дочерней компании SAC — фонда CR Intrinsic Investors), получив инсайдерскую информацию о тестировании нового лекарства от болезни Альцгеймера, вложил $700 млн. в фармацевтические компании, занимавшиеся его разработкой (Wyeth и Elan Pharmaceuticals). Однако затем ему стало известно, что результаты тестирования оказались неудачными, и за неделю SAC продал все имеющиеся у него акции. 

Бывший портфельный управляющий Microsoft Corp. и отец четверых детей 32-летний Брайан Йоргенсон приговорен к двум годам тюрьмы, а его друг и деловой партнер 29-летний Шон Стокк — к полутора годам, за создание инсайдерской трейдинговой схемы. Б. Йоргенсон имел доступ к конфиденциальной информации о готовящихся объявлениях Microsoft, которую предоставлял Ш. Стокке, торговавшему на бирже акциями и опционами до официальной публикации сообщений. Они поровну делили прибыль, которую Ш. Стокке получал на фондовом рынке благодаря информации Б. Йоргенсона. Партнеры были намерены на вырученные средства создать собственный хедж-фонд. В общей сложности подозреваемые заработали на мошеннической схеме $414 тыс., начиная с апреля 2012 г.

Братья Родриго и Михаэль Терпинс признаны виновными в проведении инсайдерской сделки с опционными контрактами — в момент приобретения компании Heinz Co. инвестфондами Berkshire Hathaway и 3G Capital, сообщает The New York Times. О приобретении Heinz за $23 млрд. было объявлено 14 февраля. За день до этого братья, получив от пока не установленного лица информацию о грядущей сделке, купили опционные контракты на сумму $90 тыс., поставив на рост стоимости акций компании. Сделка была проведена через швейцарское отделение банка Goldman Sachs и вызвала подозрения, поскольку ранее с этого счета не проводилось сделок с бумагами Heinz или опционными контрактами. Кроме того, на тот момент банк рекомендовал своим клиентам продавать акции Heinz. В итоге сделки стоимость контрактов, приобретенных братьями, выросла на 2000% и их прибыль составила около $1,8 млн. Счет, на котором хранилась эта сумма, был практически сразу же заморожен по запросу Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) США, и было начато расследование и поиски владельцев счета, длившиеся 8 месяцев. В итоге трейдеры согласились вернуть эту сумму, а также заплатить $3 млн. штрафа для урегулирования претензий.

Закон США предусматривает наказание за инсайдерскую торговлю до 20 лет тюрьмы. В настоящее время в Америке ведется реальная борьба с недобросовестными инсайдерами и судебные приговоры выносятся очень жесткие.

Для России, где использование инсайда долгое время являлось нормой, и в настоящее время наказания не столь суровы: физическому лицу грозит штраф до 1 млн. рублей. Да и отслеживание использования инсайдерской информации ведется не так активно. 224-ФЗ больше работает во второй своей ипостаси – манипулирование рынком. Но об этом – отдельный разговор.

Ирина Буравова

 33 всего,  2 за сутки

Tags:

Comments are closed

Свежие записи