Безусловный базовый доход, или когда государство начнет платить нам за то, что мы есть

«Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженным»

Братья Стругацкие, «Пикник на обочине»

Давайте представим такую прекрасную и совершенно утопическую ситуацию: каждому из нас со следующего месяца государство начнет выплачивать некоторую сумму денег. Немного, но с голоду не умрешь. Всем: детям и старикам, безработным и директорам заводов - всем-всем. Просто так, просто за то, что мы есть. Каждый будет волен распоряжаться этими деньгами по своему усмотрению. Никакого надзора или контроля.

Большинство, я уверена, скажут, что это - абсолютная утопия. Возможно. Но, поверьте, утопичного в этой идеи не больше, чем в призывах отменить крепостное право, звучащих до 1861 года. Так что же это за идея - раздавать деньги «просто так», и насколько серьезно к ней следует относиться?

История

Принято считать, что впервые идею безусловного базового дохода озвучил Томас Мор в своей книге с говорящим названием «Утопия» еще в 16 веке. Весьма прогрессивное по тем временам произведение. Да и сейчас актуальности оно не потеряло:

«Может ли кто-нибудь быть настолько безумным, что вообразит себя более благородным из-за нитей более тонкой шерсти, раз эту самую шерсть, из каких бы тонких нитей она ни была, некогда носила овца и все же не была ничем другим, как овцой». 

Как видите, книжка не устарела нисколько.

Впервые в новой истории теория безусловного дохода была изложена Томасом Пейном, англо-американским писателем, философом и публицистом в его работах в конце 18 века. 

Большую роль в формировании понятия безусловного дохода сыграл французский философ, математик и политический деятель Жан Антуан Николя де Карита, маркиз де Кондорсе. Две идеи проходят красной нитью через все его сочинение: о необходимости уравнения гражданских и политических прав всех людей и о бесконечном совершенствовании рода человеческого. 

Так в чем же суть этой вроде бы не новой, но абсолютно новаторской для нас идеи?

Это - социальная концепция, предполагающая регулярные выплаты определенной суммы денег каждому члену сообщества со стороны государства или иного института.

Безусловный базовый (основной) доход (universal basic income) - регулярные выплаты, достаточные для того, чтобы покрыть основные расходы: аренду жилья, питание, одежду. Они предоставляются регулярно, безвозмездно и без каких-либо встречных обязательств и не зависят от возраста, семейного положения или уровня доходов.

«Родителями» этой «идеальной» идеи были, как вы понимаете, не экономисты, а философы. И первопричиной явилось стремление к равенству, социальному и экономическому. За 500 лет большого прогресса человечество не достигло в этом вопросе, но идея жива и поныне.

И не просто жива. На сегодняшний день из утопической она превратилась в один из возможных путей развития нашего общества, который обсуждается на самых высоких уровнях. Чего стоит хотя бы тот факт, что один из кандидатов на президентский пост во Франции на последних выборах, сделал идею базового дохода основной в своей предвыборной программе.

Великая мысль социализма «каждому по потребностям, от каждого по способностям» приобрела сегодня сторонников в среде экономистов, бизнесменов и политиков. Правда, справедливости ради, нужно отметить, что и критиков у нее предостаточно.

Цель и средство: кому выгоден ББД? 

Изначально, такой способ взаимодействия государства и человека рассматривался с точки зрения устранения чрезмерного социального неравенства. Это была ключевая цель. А в качестве экономической подоплеки использовали такое понятие, как «социальные дивиденды». Его ввел в обиход британский майор Клиффорд Дуглас, убежденный, что каждому гражданину полагается часть национального богатства. 

Все выглядит достаточно логично: раз ты гражданин страны, то и ты владеешь частью национального богатства. Это как быть акционером и получать в виде дивидендов часть прибыли предприятия.

Социальное неравенство - проблема гораздо более существенная, чем может показаться на первый взгляд. Если даже отбросить все прочие составляющие и сосредоточиться только на экономике, то и здесь рост пропасти между богатыми и бедными не сулит ничего хорошего ни одной из сторон.

Та модель экономики, которую мы построили - это экономика потребителя. Производство растет, инвестиции растут, технологии совершенствуются, но только до тех пор, пока есть потребитель.

Богатые богатеют не просто так, а за счет того, что бедные «недозарабатывают» свою часть. Последнее приводит к тому, что большая часть населения в какой-то момент уже не может быть «хорошим» потребителем, потому что денег хватает только на жизнь.

Вроде бы и денег в системе меньше не становится, но неравномерное распределение благ приводит к падению потребления. Ведь как бы ни был богат Цукерберг или Гейтс, они не купят миллион айфонов. Их покупаем мы, «простые» потребители. 

Именно поэтому сосредоточение большей части мирового богатства у небольшой группы людей - весьма порочная и опасная практика для экономики.

Отсюда становится очевидным тот факт, что идея изъять часть средств путем повышения налогов у богатых и раздать их бедным - это не благотворительная утопия, а стратегия, которая могла бы помочь выжить тем же богатым в долгосрочной перспективе. Некоторые известные экономисты, такие как Милтон Фридман и Фридрих фон Хайек, вообще считали безусловный базовый доход лучшим способом борьбы с бедностью.

Когда работы нет, а деньги нужны

Еще одна немаловажная причина, заставляющая задуматься о введении безусловного базового дохода, - это технологический прогресс. Автоматизация и новые технологии всегда приводили к тому, что часть населения теряла работу и была вынуждена или повышать свою квалификацию, или менять сферу деятельности. В целом весьма позитивный процесс для человечества оборачивался сложностями и трагедиями для отдельных индивидуумов. Но до настоящего времени мир худо-бедно справлялся с проблемой: улучшалось образование, совершенствовались навыки, появлялись новые профессии и даже целые отрасли.

Однако сейчас многие экономисты и социологи говорят о смене парадигмы. На новом этапе происходит фундаментальный сдвиг в отношениях между человеком и машиной. Из средства повышения производительности работника машины сами превращаются в работников.

К чему это может привести? Первое, что приходит на ум - это глобальная безработица. А она, в свою очередь, должна породить еще более сильный перекос межу беднейшими и богатейшими слоями общества. 

Проведенные недавно исследования Оксфордского университета показали, что в течение следующих 20 лет 47% существующих профессий просто исчезнут. Сразу хочу уточнить: как будет на самом деле, не знает никто. Это только предположения, и они не самые радужные. 

И у приверженцев, и у противников этой теории много весьма убедительных аргументов как «за», так и «против» такого развития событий. Например, если вспомнить оксфордское исследование, о котором я писала выше, оно говорит о том, сколько профессий исчезнет, но ничего не говорит о том, сколько появится новых.

Абсолютными сторонниками безусловного базового дохода являются те, кто верит, что роботизация на данном этапе существования человечества представляет собой реальную угрозу сложившемуся и привычному порядку вещей, когда труд является неотъемлемым правом человека и, чаще всего, единственным источником средств для его существования.

Итак, теперь стали очевидны две глобальные проблемы, маячащие на горизонте:

  1. Все увеличивающееся неравенство в доходах; 
  2. Перспектива, так называемой, технологической безработицы.

Именно они заставляют ученых мужей и политиков многих стран возвращаться к концепции, которая считалась утопией многие столетия. Самое любопытное, что ни один ученый, политик, социолог или философ не могут дать ответа на вопрос, куда приведет наше общество эта идея. 

Чтобы понять, в чем проблема, нужно рассмотреть вопрос не только с точки зрения экономики, но и философии, и социологии, и психологии.

А надо ли работать, чтобы жить? Или мы уже достаточно потрудились…

Понятие безусловного базового дохода связано с переосмыслением понятия труда. Ведь мы, и наши родители, и родители наших родителей жили с мыслью, что труд не только источник нашего существования, но и символ успешности. «Не работать стыдно», - говорили нам. Иждивенцы - люди «низшей касты». Они ничего не дают обществу, и общество в ответ, в лучшем случае, может их пожалеть, но никак не признать за равных. Каждому ребенку с детства повторялась мантра: «Без труда не вытащишь и рыбку из пруда».

Но в современном обществе многие виды деятельности, создающие блага, непостижимым образом не получают должного признания от социума. Например, волонтеры. Их весьма полезная для общества деятельность никак не дотягивает в нашем сознании до понятия «настоящей работы».

Как-то незаметно ранжирование работ в нашем сознании стало зависеть не от пользы, которую каждый из нас приносит обществу на своем рабочем месте, а от того, как оплачивается та или иная должность. Согласитесь, мало кто оценивает труд с точки зрения самореализации или и полезности для общества.

Самый вопиющий пример - воспитание детей. Важная функция по воспроизводству нас самих, требующая колоссальных затрат времени и сил, имеет один из самых низких социальных статусов, куда как ниже менеджера среднего звена, просиживающего штаны в конторе.

Но должно ли так быть? Эффективен ли такой подход к труду? Да, надо признать, что многие столетия этот подход работал, но все течет, все меняется. Два журналиста, Ник Срничек и Алекс Уильямс в своей книге «Изобрести будущее» пишут о том, что основные барьеры на пути безусловного дохода не экономические, а политические и культурные.

Работе приходит конец

Людям свойственно сопротивляться мысли о свободной раздаче денег. Работа прочно укоренилась в нашей идентичности. Она ассоциируется с успехом, стабильностью, самореализацией и уверенностью в собственных силах. И это несмотря на то, что, согласно опросам, только 13 % людей на земле заинтересованы в своем труде (данные обозревателя издания Fast Company Бена Шиллера). То есть в среднем, 8 из 10 работающих ходят на свою работу только, чтобы не умереть с голоду.

Тот же Бен Шилллер пишет: «Проблема в том, что труд обесценивается с появлением все новых и новых технологий. Институт, который долгие годы обеспечивал развитие человека, уходит в небытие».

А журналист Пол Мейсон в своей знаменитой книге «Посткапитализм» замечает: «В посткапиталистической экономике работа ради денег уже не является общим местом. Капитализм трещит по швам, и нам всем нужна альтернатива».

Всемирно известный экономист, основоположник кейнсианства, Джон Кейнс в своем эссе о будущем полагал, что работе рано или поздно придет конец: «Впервые со дня сотворения человек столкнется с реальной, всеобщей проблемой: как использовать свою свободу от насущных экономических нужд, чем занять досуг, обеспеченный силами науки и сложного процента, чтобы прожить свою жизнь правильно, разумно и в согласии с самим собой?»

Он же предполагал, что к 2030 году для удовлетворения потребности в труде будет достаточно работать 3 часа в день или 15 часов в неделю.

Как видите у сторонников безусловного базового дохода, как принято сейчас говорить, мощный кейс.

А что противопоставляют противники такого подхода?

Кто против?

Первое и самое мощное «но» - это экономика. Где взять деньги, чтобы платить? Например, при проведении в 2016 году референдума в Швейцарии о введении безусловного базового дохода (первая попытка в истории ввести безусловный базовый доход в отдельно взятой стране) была подсчитана «цена вопроса» - порядка 200 млрд. долларов в год. А ведь Швейцария - одна из богатейших стран в мире, да и население у не особенно большое

Пока основные называемые источники для выплат безусловного дохода следующие:

1. Безусловный базовый доход должен заменить все существующие социальный выплаты. Кстати, для Швейцарии это порядка 70 млрд. долларов в год.

2. Повышение налогов. В этом нет ничего нового, и сейчас все социальные программы реализуются государством за счет наших налогов. Но в настоящее время социальные выплаты и налоги не симметричны, то есть налоги платят одни, а пособия получают другие. Прогрессивная ставка налога призвана перераспределять деньги от самых богатых к самым бедным. 

Уже слышу упреки относительно того, почему те, кто работают, должны содержать тех, кто не работает, или работает, по мнению общества, недостаточно тяжело. Что тут можно ответить? Потому что это в интересах общества в целом. По крайней мере, так объясняют данный факт экономисты и социологи.

Кроме этого, перераспределение средств между социальными слоями иными способами становится все более затруднительным. Проще говоря, благосостояние человека при капитализме было напрямую связано с производительностью труда. То есть чем лучше работаешь, тем больше получаешь. Этот принцип прекрасно реализовывался до 70-х годов прошлого столетия. А потом «машинка сломалась», производительность труда продолжала расти, а зарплата в абсолютном выражении - падать. Резонно предположить, что все преференции, связанные с ростом производительности труда, стали доставаться собственникам бизнеса, а не работникам. 

Так что повышение налоговой ставки для самых богатых - это просто попытка замедлить такое нежелательное социальное расслоение общества.

3. Еще одним источникам выплат безусловного базового дохода могут стать средства, сэкономленные на сокращении бюрократического аппарата. Ведь все эти чиновники, занимающиеся социальными выплатами, будут больше не нужны. Каждый гражданин ежемесячно просто будет получать причитающуюся ему сумму.

4. Существуют и более экзотические варианты получения средств для выплат безусловного базового дохода. Например, сеньораж (доход, полученный от эмиссии денег и присваиваемый эмитентом на праве собственности), или введение экзотических новых налогов, например, за пользование общими богатствами.

Следом за колоссальными затратами на выплаты противники безусловного дохода, называю основной проблемой массовый отказ от работы.

Да, не доверяют нам ученые мужи (да и себе, похоже, тоже). 

Противники безусловного дохода предполагают, что большинство людей, получив деньги, удовлетворяющие насущные материальные проблемы, бросят работу и предадутся безделью. Миллионы тунеядцев будут жить на пособие. 

Что могут им возразить сторонники? В первую очередь, что это просто предположение! Ведь никто и никогда еще этого не делал. Но существует результаты экспериментов, проводимых как за счет государств, так и за счет негосударственных организаций. Конечно, сроки и масштабы еще не те, чтобы однозначно предсказать поведение людей в случае начала выплат безусловного дохода. Но те результаты, что уже получены, вполне позитивные. Вот некоторые из них.

Канада

Один из самых первых экспериментов по выплате безусловного базового дохода проходил еще в 70-х годах в городе Дофин (Канада). Проект назывался Mincome. В соответствии с ним каждый житель города получал ежемесячные выплаты в течение 5 лет. Надо признать, что это был один из самых продолжительных экспериментов, организованных за счет бюджетных денег.

Эвелин Форгет, экономист из Университета Манитобы, изучила результаты этого эксперимента. Она отмечала в своем докладе, что уровень занятости практически не снизился. При этом увеличилось число волонтеров, и выросла социальная активность населения. 

Уровень госпитализации в городе снизился на 8,5%. В период эксперимента большее количество подростков закончили школу, а не бросили ее недоучившись.

Намибия

В Намибии, в деревне Очиверо, с населением около 1000 человек коалиция организаций запустила пилотный проект, в рамках которого каждому жителю деревни в течение года ежемесячно выдавали 100 намибийских долларов. В результате мужчины перестали заниматься браконьерством, дети голодать, у многих детей повысилась успеваемость в школе. Занятость населения выросла на 11%: люди открывали кондитерские, парикмахерские и мастерские по производству кирпича. Преступность упала на 42%!

Индия

В 2011 году Ассоциация женщин предпринимателей при поддержке UNICEF провели эксперимент, длившейся полтора года. В 10 деревнях каждому взрослому платили 200 рупий, а ребенку 100 рупий ежемесячно. Экономическая активность возросла, питание и посещение школы улучшилось. Правительство Индии учло результаты эксперимента, заменив 29 различных социальных программ прямыми выплатами гражданам.

А в этом году экономический советник правительства Индии Арвинд Субраманьян предложил рассмотреть введение безусловного дохода на общегосударственном уровне. В ежегодном отчете для правительства была названа и предполагаемая сумма - 7620 рупий или 113 $ в год. Даже такая незначительная, по мнению многих, сумма могла бы существенно снизить уровень бедности в стране.

Германия

В 2014 году германский предприниматель Михаэль Бохмэйер начал реализацию экспериментальной программы «Mein Grundeinkommen» (мой базовый доход). Несколько десятков случайно выбранных людей ежемесячно в течение года получали по 1000 евро.

Все участники проекта отмечают, что их сон стал гораздо спокойнее. Но по большому счету в их жизни изменилось не так уж и много: студенты продолжали учиться, рабочие - работать. 

Автор проекта отметил, что идея базовых выплат строится на четырех принципах: она универсальна, она решает индивидуальные проблемы, она не зависит от каких-либо условий и создает гражданам высокий минимальный уровень жизни.

Многие страны находятся в «эксперименте» в настоящий момент. И результаты мы сможем оценить лишь через некоторое время. Вот они. 

Финляндия

Финское управление национального страхования предложило заменить социальные пособия фиксированной выплатой всем взрослым гражданам страны независимо от уровня дохода. Предполагается установить выплаты в размере 550 евро в месяц, а впоследствии поднять до 800 евро.

Кения

В октябре 2016 года Нью-Йорская благотворительная организация GiveDirectly, борющаяся с нищетой в Восточной Африке, запустила самый масштабный проект на сегодняшний день по выплате безусловного базового дохода в Кении. Жители 40 деревень будут получать около 22,5$ в месяц в течение 12 лет. Это не просто благотворительная акция, а научный эксперимент, цель которого - собрать и проанализировать данные об эффективности безусловного базового дохода.

США

Исследованием потенциальных преимуществ безусловного базового дохода в развитых экономиках займутся участники двухлетнего проекта Economic Security Project, запущенного в конце 2016 года. Инициаторами проекта с бюджетом 10 млн. $ выступили более 100 организаций и частных лиц, в том числе сооснователь Facebook Крис Хьюз и президент фонда Y Combinator Сэм Альтман. 

На сегодняшний день в мире проходят около 20 экспериментов, связанных с выплатой безусловного дохода. Ученые пытаются понять, достаточно ли мы мотивированны, что бы продолжать работать, не умирая с голоду.

Гамлетовский вопрос

Существует такое понятие, как «дилемма лентяя». Если каждый месяц сумма, достаточная, что бы не умереть с голоду, будет приходить вам на счет, будете ли вы продолжать работать? Здравый смысл говорит «нет», а исследования утверждают обратное.

Профессор Лондонского университета и сооснователь общества базового дохода Basic Income Earth Network Гай Стэндинг провел серию исследований, касающихся концепции базового дохода. Он убежден, что когда люди перестают работать только из-за страха, они становятся более продуктивными.

Многие социологи и экономисты говорят об Эффекте Пельцмана - когда люди чувствуют себя в безопасности, они начинают быть склонны все к более и более рискованному поведению. Это могло бы сделать экономику более динамичной и предпринимательской, а не превратить нас в общество бездельников.

Процесс идет и набирает обороты. Трудно сказать, выберет ли человечество именно этот путь развития (а он, надо признать, не самый плохой). А нам остается только ждать и планировать, куда потратить кучу времени, которая появиться в мире, где больше не будет работы в привычном для нас смысле слова.

Кутняк Екатерина