Все мое – твое

Мы все с вами потребители. Это так же естественно, как день и ночь, зима или лето. Мы потребляем, потребляем, потребляем, и это во многом определяет то, как устроен наш мир. И, следовательно, это определяет то, как мы с вами проживаем наши жизни.

Да, как ни странно это звучит, то, как мы живем, зависит от того, как мы сами относимся к потреблению, и как к вопросам потребления относится общество вокруг нас.

Идеальный социум, где «от каждого по способностям, каждому - по потребностям», остается несбыточной мечтой. Потому что, наша оценка собственных способностей и оценка их же социумом по большей мере не совпадают (но это, простите, не экономический вопрос). Да и потребности наши растут как снежный ком с такой скоростью, что ни одна экономика не поспевает за ними.

Ведь что такое потребность? 

Потребность, в широком смысле этого слова, - это желание человека заполучить конкретное благо. Потребности могут быть личными или общественными. И нужно понимать, что именно потребности - это то, что стимулирует функционирование общественного производства. Проще говоря, если бы не наши бесконечные «хотелки», не было бы заводов, фабрик, корпораций, банков с их потребительскими кредитами. Возможно, я слишком утрирую, но это, определенно, был бы другой мир.

Именно поэтому экономисты уже много лет изучают человеческие потребности в попытке ответить на важнейшие вопросы: «Какие потребности человека основные, а без каких он может счастливо жить и дальше?», «Где граница человеческих потребностей и существует ли она?», «Как можно удовлетворить потребности человека, что бы все участники сделки остались довольны?»

В экономике существует теория потребления, которая и занимается изучением всех этих и многих других вопросов. Не усложняя, её можно сформулировать следующим образом: «Экономическая целесообразность для покупателя любых благ определяется достижением наибольшей выгоды или отдачи при имеющихся возможностях». Эта выгода есть степень удовлетворения потребителя или полезность. 

Теория потребления исходит из того, что все мы ограничены в удовлетворении своих вкусов и предпочтений бюджетом. То есть все мы пытаемся получить максимально возможную полезность, опираясь на имеющийся у нас бюджет.

А вот здесь-то и «порылась собака».

Попытаюсь объяснить, что я имею в виду. 

Начну с такого понятия, как экономика совместного пользования (или экономика совместного потребления). Концепция совместного потребления была создана Рэйчел Ботсман и Ру Роджерс, соавторами книги «What's Mine Is Yours: The Rise of Collaborative Consumption».

Эта идея первоначально возникла как новый этап революции совместного равноправного производства. Такое производство создает продукт не ради денег и предлагает его бесплатно и свободно. Это могут быть программы с открытым кодом (Linux, Firefox) или общедоступные знания, собранные краудсорсингом (Wikipedia). 

Такие ресурсы плохо вписываются в современные экономические теории, базирующиеся на частной собственности и максимизации прибылей. Но они существуют и продолжают появляться. 

На первый взгляд, мысль о том, что потребление может быть сотрудничеством, кажется революционным.

Совместное использование жилья, земли, товаров и услуг могло бы стать следующим шагом для человечества. Но это требует поменять некоторые ценности современного общества, расширить сотрудничество между индивидами, сделать ставку на ценности, отличные от конкуренции и концентрации богатства. Несомненное преимущество этой модели экономики - гораздо более эффективное использование ресурсов. Но даже этот очевидный плюс для многих не является таким уж очевидным.

Экономика совместного пользования - это сравнительно новое явление, как с точки зрения экономики, так и с точки зрения развития социальных связей. Да она и не могла получить развития раньше (не в таких масштабах точно), до появления интернета и социальных сетей. Кто-то скажет, что все это уже было, и в чем-то будет прав. Но в отличие от прошлого, сейчас речь идет скорее о возможности саморазвития через сотрудничество, а не о перераспределении благ или мобилизации.

Экономика совместного потребления - это достаточно общее название большого количества разнообразных явлений. Какие-то виды деятельности, подпадающие под это определение, по-настоящему кооперативны и развивают горизонтальные связи в обществе, в то время как другие конкурентны и направлены на получение прибыли.

Основные принципы экономики совместного пользования достаточны просты:

- наши потребности могут удовлетворять не только большие корпорации, «заточенные» на это, но и любые члены социума, обладающие необходимым нам благом. Представьте, что ваш сосед имеет машину, а вы нет. Каждое утро он проезжает мимо вашей работы по пути к своей. А вы не большой любитель общественного транспорта, но и машину позволить себе пока не можете. Таким образом, у вас есть потребность, у вашего соседа благо, за которое он может получить что-то, что бы его устроило. Это может быть оплаченный бензин, уроки английского по дороге, сваренный борщ, просто банальные деньги. Все зависит от потребностей вашего соседа и от того, что вы можете предложить взамен. Да чего же здесь нового, спросите вы, и будете правы. Ничего. Идея стара как мир и называется взаимопомощью, бартером (в том случае, если деньги «не участвуют»), или есть еще более емкая характеристика – «баш на баш».

Та же, да не та. Современные технологии и высокий уровень коммуникации в обществе позволил сделать из этого повсеместного явления новую экономическую парадигму, новое социальное явление и модель взаимодействия отдельного индивида и социума. 

- основную идею этого нового явления описывает короткий слоган: «использовать важнее, чем обладать».

А задумайтесь, как прекрасна идея. Ты можешь использовать, не обладая, то есть получать блага совсем не на тех же условиях как раньше. Идея идеей, но наши привычки и устои часто такие незыблемые, что для продвижения этой идеи в массы должно вырасти целое поколение без синдрома «накопительства» и без болезненной тяги к материальной атрибутике социального статуса.

Но уже сейчас, по данным исследования автоконцерна Ford в Европе, 72% опрошенных не прочь пользоваться услугой каршеринга - краткосрочной аренды автомобилей. В соответствии с этим же исследованием, 55% европейцев готовы предоставить в пользование другим людям свой автомобиль, а 44% - и свой дом.

Так называемый «человеческий фактор» - это лишь одна из проблем новой экономики. Она существенная, но далеко не единственная. В конечном счете, нашу модель потребления во многом формирует социальная среда. А потребительские предпочтения социума - во многом результат массированной рекламы, оплаченной производителями. И это еще один подводный камень экономики совместного потребления. Представим, что у вашего соседа есть дрель с перфоратором, а вас нет (ну вот ни машины у вас нет, ни дрели). У вас намечается ремонт и вопрос с дрелью «назрел». Варианты просты: купить дрель, одолжить дрель у соседа. Для вас куда как выгоднее экономически будет одолжить дрель, даже и заплатив какие-то разумные деньги. Вы не приобретаете актив, но пользуетесь им, удовлетворяя свою потребность. Всем хорошо, кроме производителей дрелей с перфоратором, там, где он мог продать две дрели, он продаст только одну. Не думаю, что это ему понравится.

А ведь ваш сосед может войти во вкус, и дать объявление в соцсетях: «Дам дрель в аренду», превратив свой актив в один из источников дохода. И тут уж счет непроданным релям пойдет на десятки. Что остается крупным производителям? Убеждать нас, что владеть - это прекрасно; критиковать схему «я-сосед-дрель» за ее нелигитимность и юридическую беззащитность сторон друг перед другом, ну, или организовать свой собственный прокат дрелей, который способен быстро «нейтрализовать» экономическую активность вашего соседа.

- ещё одна особенность экономики совместного пользования в том, что, основываясь на горизонтальных социальных связях между людьми, она воистину эффективна при взаимном доверии и честности партнеров. Таким образом, этот вид экономики тесно связан с социальной природой человека. Возможно, данный вид экономики эффективен, но достаточно ли мы эффективны для данного вида экономики?

А теперь немного о том, как функционирует эта система и о некоторых ее представителях. Экономика совместного потребления - это непосредственное экономическое взаимодействие между двумя людьми равного статуса (в литературе можно встретить термин, описывающий такого рода взаимодействие: «P2P» или peer-to-peer). P2P надо отличать от В2Р (Business-to-Peer), примером которого может служить компания Zipcar, владеющая машинами и сдающая их в аренду частным потребителям. 

Люди всегда делились друг с другом и сообща пользовались всевозможными благами, но возможность поделиться с незнакомцем появилась только благодаря интернету.

Сервис TaskRabbit - один из крупнейших помогающих найти разовую неквалифицированную работу между членами сообщества. Подстричь газон, починить утюг или погулять с собакой: вы можете как кого-то нанять, так и подработать сами. На сайте существует система рейтингов и оценок как «хозяев», так и «гостей». 

Сайт был основан в 2009 году, а если быть точным, это было перерождение сервиса RunMyErrand, запущенного в 2008 году в Бостоне. Название основатели сменили в 2010 году. 

В 2011 году компания получила финансирование в размере 17,8 млн $. К тому моменту число сотрудников составляло 35 человек, а ежемесячный оборот приблизился к 4 млн $. 

Существует целый ряд платформ (часто некоммерческих), которые дают людям возможность «поделиться». Например, сайты Freecycle и Yerdle позволяют людям делиться вещами, которые им больше не нужны. Существует огромное количество сервисов, «сводящих» людей для их обоюдной выгоды. Например, это может быть форма кооперации производителей и потребителей из одной местности, такая как ярмарки продуктов собственного производства, или миниколлективы для совместного производства ремонтных работ.

Все эти начинания базируются на социальной солидарности, и они почти утопически прекрасны. Проблема в том, что они настолько точечны, что не способны изменить потребительские пристрастия большинства. Кроме всего прочего, они не привлекают инвесторов, потому что трудно понять, где там можно заработать. 

По-настоящему растут те платформы, где поставщики зарабатывают, а потребители довольны. Это крупные компании, ориентированные на получение прибыли, такие как Uber, Lyft или Airbnb. Но ни одна из них в полной мере не относится к сегменту совместного пользования. Ну, может быть, за исключением крохотного сегмента рынка, где незнакомые люди подвозят друг друга.

Airbnb - сайт, на котором пользователи могут сдать свое жилье посуточно. История компании началась в 2007 году, когда двое друзей в Сан-Франциско не смогли оплатить аренду жилья. Они решили сдать людям в аренду три спальных места, оборудованных надувными матрасами, и подавать завтраки. Быстро смастерив простенький сайт, они разместили на нем объявление. Откликнулись два мужчины и женщина. Каждый заплатил по 80 долларов. Парни решили развить идею, тем более, что началось все так удачно.

В 2009 году они получают первые инвестиции в размере $20 000. В том же году известный венчурный инвестор Фред Уилсон отказывает им. Но к концу года они получают еще $600 000 от Sequoia. 

В 2010-2011 годах инвестиции составили уже около 120 млн $.

Сейчас Airbnb оценивается в сумму, почти равную капитализации гигантов гостиничного бизнеса Hilton и Hyatt, вместе взятых, и предлагает к сдаче больше комнат, чем Marriott. 

Сегодня Airbnb оценивают в 25 млрд $. Вот во что вылились три надувных матраса.

Помимо этого существует огромное количество платформ, обеспечивающих на краудсорсинге услуги в самых разных областях: SupperShare в общественном питании, PiggyBee в транспортировке мелких грузов, RelayRides - прокат авто, TaskRabbit в поиске работников для выполнения разовых работ.

Многие рассматривают компании такого типа, как предвестников «нового капитализма», капитализма, построенного на доверии и сотрудничестве, дружественного к человеку.

Сервис CouchSurfing был создан в 2003 году для поддержки международных путешествий и культурного обмена. Благодаря ему сформировалось сообщество людей, которые не только принимают гостей у себя, но и путешествуют, зная, что не останутся без ночлега, - и все это бесплатно.

Идея ресурса пришла Кейси Фентону в 2000 году, когда он купил дешевый билет в Исландию, но у него не было места, где остановиться. Тогда он разослал письма более чем 1500 исландским студентам с просьбой разрешить ему остановиться у них. Путешествие было незабываемым и после него Фентон и еще трое его друзей начали разработку сайта.

Из скромного проекта CouchSurfing разросся в международную сеть со своей особой культурой. Участники поддерживают очень подробные личные страницы, рассказывая о том, где побывали в гостях или кого принимали у себя. Как и Facebook, пользователи создают списки «друзей». Это очень способствует построению доверительных отношений между принимающей стороной и гостями.

Сегодня сервис объединяет более 7 миллионов человек в 246 странах мира. 

Но как вы понимаете, всегда есть «но».

Так и у этой завораживающей идеи, будто взятой из романов Стругацких, есть свои «темные стороны».

- экономика совместного пользования стирает грань между оплачиваемой работой и волонтерством. TaskRabbits, являясь биржей разовых услуг в области небольших домашних дел, объявляет свою деятельность «соседской взаимопомощью». В этой ситуации заказчик должен понимать, что гарантии качества отсутствуют; а исполнитель - что вся тяжесть ответственности лежит на нем. Пока не существует никаких правовых основ для такого вида деятельности. И все строится на честности и порядочности сторон, то есть на том, в чем мы, люди, к сожалению, часто бываем не сильны.

Кроме этого, исполнители услуги являются временно занятыми. Это, порой, удобно, особенно для тех, кто ищет подработки, но надо заметить, что такие люди как работники не имеют никакой социальной защиты: ни больничных, ни оплачиваемых отпусков, ни страховок.

На мой взгляд, насколько это важно, может решить только сам человек, во многом это зависит от того, какие цели он преследует. Но возможности, действительно, должны быть равными.

- в отсутствии какого-либо внешнего регулирования и четких инструкций и правил, экономика совместного потребления опирается на моральный контроль, на репутацию и информацию об участниках процесса в социальных сетях. Все это достаточно зыбко и эфемерно. Мы все знаем, что полагаться на добрую волю посторонних людей часто бывает просто опасно. Но с другой стороны, доверие не так беззубо как многие привыкли думать. У него есть свои методы наказания его не оправдавших. Один из способов - отзывы в свободном доступе, которые могут видеть все пользователи. И второй метод - создание саморегулирующихся организаций, которые смогут влиять на участников процесса.

- многие социологи и экономисты считают, что амбициозные стремления изменить статус кво чего-то существенного влекут за собой неприятные последствия вплоть до совсем нецивилизованных протестов. Делиться значит заботиться, но пока эта забота выстраивается поверх несправедливого распределения власти и богатства, она мало что сможет изменить. 

Трудно сказать, где кроется истина.

Разумеется, можно по-разному относиться к этому веянию - экономике совместного пользования. Но давайте признаемся хотя бы сами себе, что общество бесконечного потребления, возможно, не совсем то, что делает нас счастливыми. 

Я сейчас напишу крамолу, но частная собственность как основа всего заставляет нас переоценивать значение обладания материальными благами. Чересчур озабоченное вопросами финансов, вконец закредитованное человечество, вероятно, нуждается в передышке и возможности посмотреть со стороны на действующую шкалу человеческих ценностей и приоритетов. 

Благодаря интернету и социальным сетям мир стал существенно более «людным» местом для каждого из нас. И появление экономики совместного потребления могло бы стать неким направлением движения от чрезмерной зависимости от материальных благ к расширению социальных связей и контактов, как основной ценности.

Конечно, путь не может быть легким. Общество должно не только поддержать идею совместного потребления, но и разделить этику совместного использования и потребления. В противном случае противники этой идеи окажутся до обидного правыми, и экономика совместного потребления окажется еще одной нежизнеспособной теорией.

Или, что даже хуже, удачным маркетинговым ходом, позволяющим извлекать выгоду из эфемерных социальных связей между чужими друг другу людьми. 

Лично у меня возможность доминирования экономики совместного потребления вызывает большие сомнения. Но не потому, что мне не нравится идея. Как написано выше, я во многом согласна с философией этого направления в экономике.

Но вся эта система построена на доверии между совершенно незнакомыми людьми. Это - роскошь, которую человечество никогда не могло себе позволить и вряд ли позволит в ближайшее время. Конечно, современные технологии, делающие «прозрачной» нашу жизнь, снимают часть проблемы, но не решают ее. 

Но хочется верить, что это явление заставит задуматься о том, что и как мы потребляем, и, возможно, что-то изменить. А, возможно, и убедит человечество, что порой некоторые вещи стоят риска.

И кстати, в 2010 году журнал Time назвал совместное потребление одной из десяти идей, которые изменят мир.

Кутняк Екатерина