Торговые войны Трампа – это всего лишь ширма для обеспечения притока денег в США

Недавно вступили в силу 25%-е пошлины со стороны США на китайские товары на сумму 16 млрд. долларов. Это уже вторая часть пошлин на импорт из Китая в США на общую сумму 50 млрд. долларов. Ранее, 6 июля, была введена первая часть пошлин на сумму 34 млрд. долларов. По мнению президента США Дональда Трампа, данные меры будут способствовать устранению дефицита в торговом балансе между США и Китаем. Китай в ответ заявил о том, что ответит зеркальными мерами в виде повышения тарифов на американские товары на ту же сумму.

 

В итоге можно констатировать, что торговые и экономические войны в мире уже начались. Хотя не так давно, в 2010 году, на одном из первых саммитов G20 торговые барьеры были названы вредными для мировой экономики, которые невыгодны всем. И даже более того, тогда, на саммите, одной из ключевых ошибок, допущенных в «Великую Депрессию» 1929 года, посчитали именно изоляционизм и протекционизм стран в то время, что только усугубило проблемы в экономике мира.

Но, как мы видим сегодня, несмотря на «умные» речи в 2010 году, мир снова наступил на «те же грабли». И какие бы ни вел торговые войны Дональд Трамп, это не поможет США исправить свой дефицит торгового баланса, а причина этого проста. Не Китай лежит в основе торгового дефицита Америки. Причиной торгового дефицита США как со всем миром, так и с Китаем, является то, что в США почти постоянно идет чистый приток капитала, который, в конечном счете, и трансформируется в  торговый дефицит.

До Трампа бывший президент США Барак Обама по-своему боролся с торговым дефицитом.   США развили сланцевую добычу нефти внутри страны. И если в 2012 году добыча нефти в США не превышала 6 млн. баррелей в сутки, то сейчас, в 2018 году, она уже превысила рубеж в 10 млн. баррелей в сутки.  То есть США увеличили добычу нефти на 4 млн. баррелей в сутки, которые либо уменьшили импорт нефти, либо увеличили ее экспорт. При цене нефти 60 долларов за баррель общий эффект от такого объема нефти (в деньгах) за год должен составить 87 млрд. долларов, а если учесть, что в 2012 году нефть стоила более 100 долларов за баррель, то Америка должна была сэкономить 150 млрд. долларов в год. И, казалось бы, с 2012 года торговый дефицит должен был сократиться на эти 150 млрд. долларов. Но он за эти годы только вырос. А причина этого проста. Если американцы купят меньше нефти или китайских товаров, то у них останется больше свободных денег, которые, в конечном счете, они все равно потратят на покупку каких-либо других товаров, что опять выльется в торговый дефицит. 

 

 Ведь если считать справедливо, то нужно смотреть не торговый баланс, а счет текущих операций США, который включает в себя и торговый баланс, и баланс услуг, и международные трансферты. А дефицит счета текущих операций, как можно увидеть из графика, меньше, чем дефицит торгового баланса. Но и счет текущих операций – это не конечная инстанция в расчетах. Наиболее полно взаиморасчеты стран отражает платежный баланс, который помимо счета текущих операций также учитывает операции с капиталом, инвестиции и резервирование. В теории платежный баланс должен быть равен нулю и сойтись как дебет и кредит (если учитывать резервирование). Но на практике посчитать весь объем инвестиций, резервирование и другие статьи движения денежных средств, в том числе оборот наличных денег среди миллионов хозяйствующих субъектов, - задача очень сложная. Но все же можно обратить внимание на такую статью, как баланс движения капитала, в виде чистого объема покупок долгосрочных ценных бумаг США, отражающий разницу между покупками американцами иностранных ценных бумаг и покупками иностранцами американских ценных бумаг. И в этой статье у Америки чистый приток капитала, который частично и покрывает дефицит и торгового, и платежного балансов. 

 

Что касается таможенных пошлин как инструмента, который должен помочь развитию производства в США, то тут вопрос очень спорный. Например, повышение пошлин на сталь приведет к дефициту стали и к росту ее стоимости внутри США, в то же время за пределами США будет избыток стали и падение цены на нее. Производители стали в США получат отличные условия для развития производства, имея, например, премию к цене стали в 20% при пошлине 25%. Но от этой меры пострадают производства, которые потребляют сталь. Ведь они будут покупать стальную продукцию на 20% дороже, чем их конкуренты за границей. В итоге сталеварам в США будет от данной меры хорошо, а потребителям стали станет плохо. Выгодно это Америке или нет, - это очень большой вопрос. 

США гордятся своей «свободной экономикой». Именно свободная экономика с минимальным количеством ограничений и сделала США лидером мировой экономики. Увеличение косвенного налогообложения - это уход от свободы, что, в конечном счете, ударит по самим же США. От повышения пошлин экономика не получит быстрого положительного эффекта. Если брать товары конечного потребления, то введение пошлин приведет к росту цен на эти товары внутри США. Ведь быстро заменить огромный объем китайского экспорта будет очень сложно. Так же и производители стали, алюминия не смогут быстро заместить китайский экспорт, поскольку строительство фабрик и заводов занимает порой не один год. И немаловажно то, что производители из других стран, помимо США, также будут участвовать в замещении китайских товаров. Поэтому повышение пошлин – это удар не только по китайскому производителю, но и по американскому потребителю. 

Также стоит учитывать то, что США понесут потери от введенных зеркальных ограничений уже на американские товары в Китае. Например, четверть заказов компании Boing обеспечивается Китаем. В случае, если реальная торговая война обретет еще большие масштабы, то европейский Airbus  с удовольствием займет долю Boing в Китае. Так же произойдет и с большинством других американских компаний, поскольку большая часть из них являются глобальными.

 

Поэтому, торговая война США и Китая абсолютно контрпродуктивна как для мировой экономики, так и для экономики США. И также она абсолютно бессмысленна в вопросе сокращения торгового баланса США, поскольку не отменит приток капитала в Америку. Понимает ли это господин Трамп, неизвестно, но однозначно в окружении президента США есть люди, которые прекрасно понимают все вышеописанное и могут объяснить Трампу. Поэтому может показаться, что Трамп «страдает маразмом». То он ругается с КНДР, то потом «братается» с Кимом, то строит стену с Мексикой, то предлагает повысить пошлины, то стреляет ракетами. Но, однако, за всем внешним алогизмом в действиях Трампа и США скрывается очень четкая логика и последовательность действий.  

Все дело в том, что американцам нужно продавать свой растущий государственный долг и стимулировать приток капитала в США, который как раз и является причиной торгового дефицита. В то же время нужно помнить о том, что ФРС сейчас повышает свою основную ставку, и доходности по казначейским облигациям США из-за этого растут. В прошлом году, до принятия налоговой реформы Трампа, десятилетние бонды имели доходность 2,4%, а в мае доходность выросла до 3%. И этот рост нужно было как-то погасить, поскольку рост доходности по облигациям увеличивает стоимость обслуживания государственного долга США, который уже превышает 21 триллион долларов и за 10 месяцев текущего финансового года уже увеличился на 1,1 трлн. долларов. А 0,5% доходности, чисто математически, - это дополнительные 100 млрд. долларов расходов по обслуживанию долга для бюджета США (на практике немного меньше за счет облигаций, выкупленных ФРС, и сроков реинвестирования в облигации). Никакой доход и эффект от пошлин на китайские товары по масштабам не сравнится с такими цифрами. Но торговые войны уже помогают американскому долгу. За счет торговых войн и увеличения страхов на мировых финансовых рынках Трампу удалось сбить доходность десятилеток с 3% в мае до 2,8% к текущему моменту.  

 

Пошлины для Китая - это один из фрагментов большой игры между Китаем и США. Стоит напомнить, что в начале года китайское рейтинговое агентство Dagong снизило суверенный и кредитный рейтинг США с «A-» до «BBB+» в связи с проведенной Трампом налоговой реформой, которая приведет к увеличению дефицита бюджета США. А сам Китай заявлял, что больше не хочет покупать американские казначейские облигации. 

Пошлины Трампа для китайских товаров – в определенной степени ответная реакция на нежелание Китая покупать американский долг. И одновременно это игра, которая приводит к увеличению спроса на долговые бумаги США. Ведь страхи на финансовых рынках провоцируют так называемый уход денег в «качество», то есть приводят к покупке доллара и казначейских  облигаций США.  

Возможно, это будет звучать странно, но падение индекса S&P500 в этом году помогло остановить рост доходностей в казначейских облигациях. Трамп нагоняет страх и тем провоцирует отток капитала из того же Китая и из рисковых активов. А если деньги откуда-то уходят, то они обязательно куда-то приходят, и зачастую приходят именно в долговые бумаги США. 

Поэтому Трампу выгодно «шуметь» и «пугать» деньги. И Трамп своими пошлинами не борется с торговым дефицитом США. Напротив, с помощью торговых войн он искусственно провоцирует приток денег в США, что стимулирует увеличение торгового дефицита. 

Федоров Михаил, аналитик «Абилити Капитал»