;

Финансовые потрясения: цветочная лихорадка

Финансовые потрясения: цветочная лихорадка

Сильный страх не противоречит возможности хорошо заработать. Зато излишний комфорт уж точно опасен.

Саймон Вайн

Если бы торговать было просто, каждый владелец торгового счета был бы миллионером. Ну, возможно, каждый второй. Если бы торговать было просто, это бы означало, что все в выигрыше всегда. А это невозможно. Начинают торговать тысячи, остаются на рынке сотни, зарабатывают десятки.

Профессиональному биржевому игроку, как и профессиональному инвестору, ежедневно приходиться принимать решения, порой весьма болезненные как с материальной точки зрения, так и с точки зрения восприятия себя в рынке. Это та отрасль, которая может за считанные часы не оставить камень на камне от вашего самомнения и чувства собственного достоинства. Это та отрасль, где очень часто приходиться действовать вопреки инстинктам и убеждениям, где эмоции – ваш враг. Не зря говорят, что самая сложная часть инвестиционного процесса – это познание себя и наука управлять своими эмоциями.

Проблема в том, что люди очень редко учатся на своих ошибках. Они мало чему учатся, теряя деньги, и вообще ничему не учатся, зарабатывая их. Ведь в эмоциональном плане заработок проходит почти незаметно, а если нет стресса, то и анализом проблем мы обычно не занимаемся. Именно поэтому, опыт – «сын ошибок трудных».

К чему я все это? К тому, что рынок, это, прежде всего люди: существа противоречивые, эмоциональные, в большинстве своем психологически весьма уязвимые. Кроме всего прочего, людям свойственно приписывать себе контроль над случайными явлениями.

Возможно, именно из-за этих человеческих слабостей, рынки периодически накрывает цунами экономических и финансовых кризисов. Кризисы – это отдельная глава истории развития финансовых рынков. Они могут навсегда «сломать» рыночного игрока, а могут и «озолотить». Хотя первых, надо признать, существенно больше чем вторых.

Люди так устроены, что всегда предполагают, что новое похоже на старое. На этом основана теория «жизненного опыта». Но это не так. Именно поэтому, предсказания сбываются крайне редко, а каждый новый кризис мало того, что не похож на предыдущий, но и наступает всегда неожиданно для большинства.

Если говоришь о рынке, говори и о кризисах. Для трейдеров и инвесторов опасение краха – постоянный источник напряжения и реальная реализация этого события всегда разрушает жизни некоторых из них.

История кризисов – вещь увлекательная. Особенно, если это не имеет уже никакого отношения к тебе.

Дидье Сорнетте в своей книге «Как предсказывать крахи финансовых рынков» пишет, что крах определяется нестабильностью позиции; конкретная причина краха вторична. В своей работе он предполагает, что финансовые крахи имеют внутреннее происхождение и что внешние потрясения являются лишь «спусковым крючком». То есть рынок сам «позволяет» очередному краху созреть в своих недрах, что бы затем, под воздействием внешних факторов позволить ему вырваться наружу. Если эта теория верна, то нет ничего аномального в кризисах и крахах. Это скорее можно считать механизмом саморегулирования финансовых рынков в частности, и, всей экономики, если смотреть глобально.

Одним из самых известных, самых экзотические и самых странных кризисов в истории был, наверное, кризис под названием «тюльпаномания».

Хотя, на мой взгляд, этот кризис имеет мало отношения к экономике, но очень хорошо иллюстрирует психологию рыночных игроков, психологию толпы и влияние психологической составляющей на степень «убойности» любого финансового краха.

Финансовые потрясения: цветочная лихорадкаА началось все совсем невинно. Тюльпаны были завезены в Европу из Турцию во второй половине 16 века. Около 70 лет их разводили только специалисты – цветоводы и садовники. Цветок очаровал сначала профессионалов, а позднее и широкую публику. Постепенно выращивать тюльпаны стало престижно. На этом можно было заработать и все новые, и новые группы людей подключались к процессу торговли луковицами тюльпанов. Вскоре можно было купить или продать не только луковицы, имеющиеся в наличие, но и луковицы будущих урожаев. Иначе говоря, началась торговля финансовыми инструментами, которые сейчас называют форвардами. В народе эти сделки называли очень поэтично – «торговля ветром». Это название, по-видимому, было обусловлено тем, что торговля очень часто сопровождалась мошенничеством, поэтому в 1610 году такие операции запретили законодательно. Тем не менее, торговля продолжалась даже без юридической защиты ее участников.

Годы спекуляции тюльпанами попадают в период процветания республики Нидерландов. Благодаря торговцам Соединенные провинции – так называлась территория Голландии в те времена – к началу 17 века стали самыми богатыми в Европе. С открытием серебряных рудников в Америке и торговых путей в Индию в Европе скопилось больше денег, чем когда-либо, и богатые искали возможности потратить их. И как показало время, возможности уже спешили к ним. В 1625-1640 годах голландцы установили практически полную монополию на торговлю с Ост-Индией и Японией, завоевали большую часть Бразилии, сделали своими колониями часть Карибских островов и даже основали город Нью-Йорк, купив у индейцев полуостров Манхеттен. Основную часть экономики составляло не сельское хозяйство, как в других европейских странах, а торговля, банковское дело, мануфактуры. Были развиты судостроение, промышленное рыболовство, транспорт, производство текстиля и финансовый сектор. В Голландии строились почти все торговые суда в Европе. Обладая самым большим флотом, эта страна контролировала перевозку зерна, металлов и других сырьевых товаров.

Развитая финансовая система так же способствовала надуванию финансового пузыря. Торговля фьючерсами (форвардами) не была разрешена законодательно, но за подписание таких контрактов никак не преследовали. Подписание таких контрактов было частным делом сторон-участников и принудить их к исполнению через суд было невозможно.

Для надувания пузыря кроме общей благоприятной макроэкономической среды была важна и ситуация с предложением денег.

Бум практически всегда возникает, когда предложение денег велико и они дешевы.

Итак, к 1623 году некоторые луковицы продавались по 1000 гульденов, при среднегодовом доходе населения составлял порядка 200-400 гульденов. Во время возникновения и роста рынка тюльпанов, его участники не занимались реальным производством. Тюльпаны служили средством спекуляции, и их цена определяла благосостояние участников тюльпанного бизнеса. Неясно, формирование ли рынка привлекло новые инвестиции, или новые инвестиции послужили причиной построения рынка, или два фактора в совокупности. Известно только, что по мере продолжения формирования рынка, все больше людей втягивались в инвестирование своих сбережений. Цена тюльпанов потеряла всякую связь с реальность, относительно ценности других товаров и услуг.

Сейчас, по прошествии стольких лет, нам кажется весьма странным и ненормальным, как разумные люди могли обменивать, например, пивоварню на одну луковицу тюльпана редкого сорта. Но давайте разбираться, что двигало этими людьми и так уж сильно они отличаются от нас.

Начнем с того, почему именно тюльпаны стали объектом спекуляции. Во-первых, для Голландии того периода, тюльпан все еще оставался редким и экзотическим цветком. И как многие редкие и экзотические вещи он стал неким атрибутом статуса. Соответственно многие обеспеченные люди и без всякого бума готовы были платить за редкий цветок.

Специфика тюльпана как инвестиционого актива состоит в том, что новые сорта размножаются сначала очень медленно. Одна луковица ориентировочно может дать всего две луковицы на следующий год, четыре — через два года и т.д. Необходимо порядка десяти лет для того, что бы луковицы нового сорта появились на рынке в достаточном колличестве.

Тюльпаны могут размножаться и семенами, но и в этом случае полноценное цветение начинается только на седьмой год. Кроме того, редкие сорта — это результат длительного культивирования. А огромным разнообразикм тюльпанов человечество обязано вирусу, на который этот цветок реагирует специфически. Если клубень поражал этот вирус, то цветок мутировал самым неожиданным образом. Мутации не происходило при выращивании тюльпанов с использованием семян.

Итак, что мы имеем? Экономика на подъеме, в ней вращается большой объем дешевых денег, экзотичкский и редкий актив, реальную стоимость которого определить невозможно.

Кроме этого, многие эксперты считают одной из причин тюльпаномании, бубонную чуму, которая бушевала в стране с 1633 года по 1637 год. Считается, что именно из-за нехватки рабочей силы, возникшей во время чумы, начался рост зарплат. Что в свою очередь способствовало образованию денежеых излишков у простых семей. Прмимо этого, мироощущение в обществе было достаточно фаталистическим, что сподвигало людей на поступки из серии «или пан, или пропал».

Необходимо отметить, что то что мы сегодня называем тюльпаноманией, рассматривалось как «верная инвестиция» в течении многих лет, вплоть до 1637 года. До сокрушительного обвала в конце 1637 года те, кто покупали тюльпаны, редко теряли деньги.

Люди стали слишком уверены, что это «верная вещь» всегда будет приносить им деньги и на пике событий, участники закладывали свои дома и бизнесы, что бы торговать тюльпанами.

Сказалось и то, что торговля тюльпанами была относительно спокойным занятием в сравнении, например, с заморскими операциями. Удачная экспедиция в Индию могла принести до 400% прибыли, но требовала огромных затрат, длилась около двух лет, и была крайне рискованным предприятием.

Все это подталкивало все новых и новых людей участвовать в тюльпановом безумии. Сумашествие было настолько сильным, что некоторые редкие виды луковиц продавались за эквивалент в несколько десятков тысяч долларов.

В 1637 году, на самом пике цен, Semper Augustus — самый дорогой цветок, стоил 10000 гульденов. Для сравнения, небольшой домик можно было купить за 300 гульденов. На 10000 гульденов простая семья могла снимать жилье, покупать еду и одежду в течение половины жизни.

До краха любые предположения об иррациональности цены тюльпанов отметались всеми участниками.

Пик мании пришелся на декабрь 1636 года — январь 1637 года. Представление о росте цен дают такие факты: сорт Admirael de Man, до начала подъема стоивший 15 гульденов, вырос до 175 гульденов; сорта Bizarden и Ghell en Root van Leyde выросли в цене в 10 раз.

Как стало ясно по прошествию времени, многие сделки просто не могли быть закрыты. Секьютиризация торговли (появление аналогов фьючерсов и опционов на тюльпаны), привела к тому, что многие покупатели на момент заключения сделки просто не имели денег, а продавцы — товара.

Возможность не платить всю сумму сразу, а ограничиться минимальным задатком, сыграло злую шутку с участниками торговли. Как показывает практика, чем ниже задаток, тем выше могут расти цены, так как этот рост не ограничивается физическим наличием денег у покупателя.

Люди вносили задаток не имея всей необходимой суммы денег, за еще не существующие луковицы, в надежде перепродать их раньше, чем им потребуется вся сумма. Звучит немного сюрреалистично, но если вспомнить хотя бы МММ, то понимаешь, что человеческая природа не изменилась за последние 400 лет.

Эзоп много веков назад говорил: «Самая пагубная из страстей – алчность, ибо она делает человека неразумным, заставляет его бросать надежное и устремляться за ненадежным».

Я бы добавила, что к сожалению, жажда легкой наживы, заставляет человека ненадежное считать надежным и верным, а неразумное — разумным. И делает совершенно невозможным для большинства отличить одно от другого.Финансовые потрясения: цветочная лихорадка

В начале февраля 1637 года началось обвальное падение цен на тюльпаны. Пошли слухи, что на рынке больше не осталось покупателей. Возможно, так оно и было. Ведь для поддержания стабильности финансовой пирамиды (а это классический случай таковой), нужен постоянный приток новых денег и новых игроков. В конце 1636 года даже самые дешевые сорта тюльпанов стали настолько дороги, что новые игроки прийти на рынок уже не могли, их денег не хватало даже на покупку одной луковицы.

В итоге цены на все цветы упали так же стремительно, как и выросли. То, что стоило 5000 гульденов, стало стоить 50. В мае корзина луковиц, стоявшая в январе 600 гульденов, стоила уже 6. В среднем новые цены составляли 5% от пиковых, а в некоторых случаях и 1%.

Это много позже, тюльпаноманию назовут первым финансовым пузырем. Охарактеризовав ее, как взрывной, не оправданный никакими изменениями в реальном мире рост цен на актив. Но до краха 1637 года мало кто задумывался об иррациональности цен на луковицы.

В конечном счете, надо признать, что в мире существовало и существует много вещей, которые стоят денег, несопоставимых с их себестоимостью. Многие платят огромные деньги, например, за коллекционное вино, за редкие бриллианты, за произведения искусства. Почему бы и луковице редкого сорта не стоить как дорогой автомобиль? Это вопрос скорее к психологу, а не к экономисту. Вся ценность этих вещей, и, соответственно, их стоимость основано на убежденности людей, что они, эти вещи, стоят именно столько. И что впоследствии их можно будет продать дороже.

Тюльпаномания является самой масштабной «цветочной манией», но далеко не единственной. В 1838 году во Франции разразилась нарциссомания. Нарцисс, как и тюльпан, был сравнительно новым цветком в Европе. Его завезли из Мексики в 1790 году. На пике «нарциссовой лихорадки» бежевый нарцисс стоил 70 тысяч франков и его можно было обменять на бриллиант.

В 1912 году короткий бум на гладиолусы случился в Голландии. В 1985 году нечто подобное произошло в Китае с лилией сорта «кпасный паук». Родом из Африки этот цветок был завезен в Китай в 1930 году. Культивировалась эта лилия в одном городе Чань Чунге, где цветок имели примерно половина семей. Мания разразилась почти сразу же, как в Китае начались экономические реформы. В 1985 году стоимость «красного паука» достигала 200 тысяч юаней, или примерно 50 тысяч долларов.

Таким образом, объектом безудержной спекуляции может стать самый неожиданный актив. Хотя, надо признать, что обычно все гораздо более прозаично: акции, сырьевые товары, недвижимость.

Природа биржевых крахов до сих пор не ясна. Понятно только одно, причина их находиться на стыке экономики и психологии.

Будьте осторожны, принимая свои инвестиционные решения. Помните, деревья не растут до небес, как бы нам этого не хотелось.

Истояник: http://cfocafe.co/fintryas-1/

 34 всего,  2 за сутки

Categories:

Tags:

Comments are closed

Свежие записи